Сегодня: 23 июля 2019г.
USD 62.8666 EUR 70.7941
Вход | Регистрация

Расчленяй и властвуй

04.02.2018
Расчленяй и властвуй
Самая опасная банда Татарстана закопала врагов живьем и спрятала свои миллиарды.

Родом из подворотен

В 70-е годы в Набережных Челнах начался настоящий «демографический бум»: со стартом возведения предприятия-гиганта «КамАЗ» (годом начала постройки знаменитого Камского автомобильного завода принято считать 1969-й) в населенный пункт в поисках работы потянулся народ со всех уголков Советского Союза. Из-за увеличения населения (ежегодно прибывало около 40 тысяч человек) меняться стали и сами Набережные Челны. В городе, как грибы после дождя, росли жилые микрорайоны, которые назывались комплексами.

Город не был уникален: в середине 80-х годов в нем, как и по всей стране, стали возникать преступные группировки — ими мог «похвастаться» каждый микрорайон Набережных Челнов. Со временем среди местечковых банд выявился лидер — крепкие парни из 29-го комплекса. Во главе группировки стоял некто Мансур Сафин, человек, который, по воспоминаниям других членов банды, отличался крайней амбициозностью и жестокостью, но за счет явных лидерских качеств умел сплотить вокруг себя мощную бригаду.

Отбор в ряды «29-го комплекса» был суровым: боец должен был быть сторонником здорового образа жизни — не пить, не курить и, само собой, не употреблять наркотики. И если по первым двум пунктам допускалось легкое послабление — например, во время каких-либо застолий не возбранялось пропустить рюмку-другую и затянуться сигаретой, то рискнувших попробовать «дурь» ждало как минимум исключение из рядов группировки. А если боец под «зельем» успел еще и набедокурить, его могли сурово избить и даже убить.

Вскоре Сафину в своем комплексе стало тесно, и он пошел войной на соседние микрорайоны. Хорошо натренированные им самим отморозки, вооруженные, как правило, кусками арматуры, цепями и камнями, с особым остервенением расправлялись с теми, кто посмел оказать сопротивление и не подчинился воле бандитов. После каждого подобного набега в городскую больницу неизменно поступали пациенты: кто с переломанными ребрами, кто с отбитыми почками, а кто и с проломленной головой. Такими событиями не могла не заинтересоваться местная милиция. Сыщикам понадобилось совсем немного времени, чтобы понять, чьих это рук дело. И вскоре Сафин и несколько приближенных ему головорезов оказались на скамье подсудимых, откуда отправились прямиком по этапу.

Мансур был сильно раздосадован таким поворотом событий, но за судьбу своего детища не опасался: будучи у руля, он успел воспитать достойную замену — Адыгана Саляхова по кличке Алик. Саляхов влился в ряды группировки в 1987 году, когда ему уже исполнилось 25 лет. Несмотря на возраст и неплохой социальный статус, Адыган являлся директором одной из местных спортивных школ, начинал он с низов: был простой «шестеркой» на службе у босса, но быстро пошел на повышение. В ретивом новичке Сафин разглядел черты, которые были присущи ему самому, и вскоре Саляхов стал правой рукой лидера ОПГ. Мансур полагал, что во время его отсутствия Адыган станет врио главы ОПГ и присмотрит за подчиненными, но вышло иначе: Саляхов воспользовался случаем и провозгласил себя новым главой «29-го комплекса».

Штатные могильщики

Оказавшись во главе группировки, которая к этому времени благодаря успехам в побоищах с соседями расширила свое территориальное влияние и превратилась в организованное преступное сообщество, Саляхов прежде всего начал демонстрировать своим молодчикам собственное могущество. В отличие от толерантного к критике Сафина, новый начальник калечил за любое замечание в свою сторону. Помощь ему не требовалась: Алик обладал мощным телосложением и одним ударом мог вырубить любого. Как-то, уже будучи матерым главарем, в одном из столичных ресторанов он из-за брошенного в его адрес неуважительного слова выстрелил в голову сидящему за соседним столиком офицеру запаса. Тот чудом выжил, а Саляхову пришлось отдать большую часть общака, чтобы откупиться. Зато слава о непотопляемости лидера быстро разошлась, прибавив Алику уважения в глазах подчиненных.

Мансур Сафин вернулся в родной город в начале 90-х и сразу понял: здесь ему не рады. Уступать своих позиций Алик не собирался, и его поддерживало большинство членов группировки. Большинство, но не все: некоторым бойцам агрессивная философия нового лидера так и осталась чужда, и они были бы отнюдь не против возвращения к власти предыдущего главаря. Саляхов это понимал и поэтому принял решение, которое казалось ему единственно верным: устранить ненужного конкурента. Приспешники Адыгана подстерегли Мансура в момент, когда тот приехал в свой строящийся особняк, чтобы обсудить с прорабом дальнейшие работы. Едва он вошел во двор, раздалась автоматная очередь, и изрешеченный пулями Сафин упал замертво.


< Дело экс-руководителя «Красноярского хлеба» и депутата о неуплате налогов отправили в суд Красноярска пообещала знакомой дешевую квартиру и выманила у нее 2 миллиона >

Система Orphus